В последний раз его видели…

Кто и как ищет пропавших людей в Нижневартовске?

«Азимут» — один из крупных поисковых отрядов нашего города. За прошлый год его участники вернули близким 164 человека. Всего же к ним поступило 180 заявок. Как же возвращают пропавших домой?

В основном, в составе «Азимута» обычные взрослых людей, у которых есть семьи и работа, хотя в отряд приходит и молодежь. Каждый из них делает это по разным причинам. Некоторые, например, наблюдали за поисками какого-то человека. И их это зацепило настолько, что они решили присоединиться.

«Еще у нас очень много людей, которые сами раньше обращались к нам за помощью, а потом пришли в наши ряды»,

— поясняет Елена Толстенева, руководитель «Азимута».

Поисковики ищут всех, кто попал в беду. Но чаще всего это приезжие, вахтовики, дети, пожилые люди. Последние теряются, в основном, из-за проблем со здоровьем.

«Многие, наверное, слышали, что прошлым летом бабушка с болезнью альцгеймера ушла со своей дачи и потерялась. Она была с дочкой в огороде, и та буквально на минуту отвлеклась, картошку окучивала. Потом подняла глаза, а матери нет, и калитка открыта»,

— вспоминает Толстенева.

Только на третий день поисковики нашли девушку, которая видела, как старушка шла в сторону леса. Там они ее и нашли. Живой.

Впрочем, бывают случаи, когда люди убегают специально. Те же дети, порой ругаясь с родителями, хлопают дверью, сбегают, а потом отсиживаются по подъездам, стройкам, чердакам или просто бродят по торговым центрам.

«Мы их называем бегунками. Чаще всего, конечно, они убегают к своим знакомым, друзьям и у них сидят. Поэтому детей легче искать, чем взрослых. У взрослых больше вариантов, куда идти»,

— рассказывает Тимур Юсупов, замруководителя «Азимута».

Поиски начинаются, как правило, с обращения близких. Также к отряду приходят за помощью сотрудники полиции. После этого поисковики сразу начинают собирать данные, если на это есть время.

«Этим занимаются инфорги — люди, которые ищут всю известную информацию о пропавшем: место ухода, возможное место нахождения и так далее. Они же связываются с контактами пропавшего. Инфорги также изначально проверяют, действительно ли человек пропал»,

— поясняет Юсупов.

Если времени на сбор данных мало или совсем нет, например, пропал человек, который находится в группе риска, то поисковики выдвигаются, а инфорг остается на телефоне, и в процессе ищет информацию, передавая ее группе.

Параллельно поисковики распространяют ориентировки по соцсетям, мессенджерам, расклеивают объявления. Собственно, в городских поисках важна больше информационная работа и общение, потому что скорее всего кто-то слышал или что-то видел. А вот во время работы в лесу поисковики собирают, в первую очередь, физически сильных и выносливых участников группы. Без тех же охотников они в чащу не ходят.

«В лесу нужны люди подготовленные, у которых есть оружие. Там водится много диких зверей и другой живности. Змей вот было тоже много»,

— говорит Елена Толстенева.

Тем не менее, городские поиски тоже несут определенные риски. Отряду приходится бродить по заброшкам, подвалам, промзонам, где частенько собираются порой не очень приветливые асоциальные личности.

«Впрочем, с теми же бездомными у нас налажена связь, они нас знают и иногда подсказывают и помогают. Бывало, что благодаря им мы и находили людей».

Если у вас пропал близкий человек, то вы можете обратиться в «Азимут» (https://vk.com/poisknv) и поисковики постараются помочь. Однако, у некоторых людей нет родных, которые бы просто могли заявить об их пропаже. Да и порой сами они не могут о себе позаботиться, просто потому, что иногда даже не помнят даже собственного имени. Чаще всего в Нижневартовске такие люди попадают в психоневрологическую больницу, где им помогают прийти в себя и найти близких.

«Как правило, это люди, которые когда-то приехали в город на заработки. Их здесь обманули, обокрали или они потеряли документы с телефоном. И, в итоге, не зная, что делать дальше, они начали вести асоциальный образ жизни, который приводит их к нам»,

— поясняет Елизавета Чумак, специалист по социальной работе Нижневартовской психоневрологической больницы.

Люди попадают сюда разные. Некоторые из них сохранили рассудок и могут общаться и что-то помнят. С такими специалистам проще работать. Но бывает, что в больницу поступают пациенты, которые не помнят, кто они, и не могут ничего рассказать.

«Сейчас у нас четверо таких. Так вот, один из них еще в 18 лет в Казани ушел в армию и пропал без вести. Сейчас ему 61 год. Где он был и чем занимался, из-за своего психического состояния рассказать он не может. Поэтому, чтобы найти о нем хоть какие-то сведения, мы работали с волонтерами из Казани, подключали полицию. В итоге, нашли его братьев, но они вообще считали его умершим»,

— отмечает Елизавета.

К сожалению, в подобных случаях такие люди родственникам уже просто не нужны. И после восстановления документов этот человек, по всей видимости, получит инвалидность и отправится в психоневрологический интернат.

Тем не менее, специалист говорит, что большинство родственников все же рады, что близких нашли, и забирают их к себе. Таким образом, только за прошлый год удалось помочь более сотни людей.