Глава Нижневартовска ответил на неудобные вопросы о концессии. 
Мы тоже потребовали встречи с главой.
Чем мы хуже некоторых политических партий? 

1423

Глава скрывается от народа, требуем встречи с народом, бла-бла-бла… Умеют некоторые пыжиться громко на политическом пространстве.  

Сегодня около здания администрации прошел очередной одиночный пикет. Елена Транспарантовна передала «третьему лицу» настоянное место. Как обычно, на куске ватмана написано: «Требуем встречи с мэром». Как-то странно требуют. На своем опыте можем сказать: кто-то ищет встречи ради фоточек в соцсети и исчезает, а кто-то записывается в общем порядке – и попадает на прием.  
В порядке бреда мы в редакции решили встретиться с Василием Тихоновым.  

Почему «бреда»? Открылось наше агентство в марте. Пока занимались регистрацией юрлица, оформлением кучи бумаг, арендой, разработкой сайта, регистрация СМИ на порядок затянулась.  

Мы так и написали в запросе:  

Новое информационное агентство Нижневартовска (ИА “Точка”) просит организовать встречу с главой Нижневартовска Василием Тихоновым для подготовки материала о концессии объектов ЖКХ. В данный момент на нас не распространяется действие ФЗ-2124 “О СМИ” в связи с отсутствием свидетельства о регистрации средства массовой информации .

Направили письмо в пресс-службу и принялись ждать 30 дней. Как ни странно, уже через два дня нам была назначена аудиенция.  

Старательно выписав все чаяния, волнения и реплики из широко известного в узких кругах вайбер-сообщества, мы отправились в дом на Таежной. Забор, который так заботит «Соколов Жириновского», был открыт: заходи –не хочу. Пара минут на входе, пропуск в руках – и вот он, пятый этаж. Встретила нас директор департамента общественных коммуникаций Светлана Селиванова.  

Мы мысленно потерли руки и приготовились, выслушать лекцию о том, что можно спрашивать, чего нельзя. И вообще, шаг вправо, шаг влево – расстрел.  

Задаете любые вопросы, сама я присутствовать не буду. Я так понимаю, вы хотели интервью тет-а-тет, так что в путь. Правда, у Василия Владимировича совещание через два с половиной часа. Если не успеете получить все ответы, можем организовать встречу повторно
, – быстро проинструктировала нас куратор муниципальных медиа и указала в направлении приемной.  

Вот так, без назидательных инструктажей и даже без «надзирателей»…  

Офигели? Да не то слово! Мы ожидали несколько иного подхода, тем более, к новому независимому масс-медиа, появившемуся в информационном поле меньше двух месяцев назад.  

Василий Владимирович, здание администрации обнесли забором. Горожане негодуют: неужто слуги народа строят баррикады от нижневартовцев?  

Нет, разумеется, мы ни от кого не отгораживаемся, тем более, от наших жителей. Установка забора – это исполнение свода правил обеспечения антитеррористической защищенности зданий и сооружений. Административные здания, школы, детские сады, спортивные учреждения, согласно требованиям, должны иметь ограждения. К тому же, думаю, вы обратили внимание, что проход к зданию администрации свободный. Ворота закрываются только на ночь.  

 Почему вы на митинг не пришли? Активисты ЛДПР говорят, что отправляли вам приглашение, а вы нашли дела поважнее и прячетесь от народа.  

Во-первых, в то время, когда проходил митинг, мы решали вопрос выделения материальной помощи жильцам дома по улице Чапаева, где пожар уничтожил кровлю, а во время тушения пострадали квартиры. Во-вторых, ни от кого не прячусь, как видите. Я за конструктивный диалог. На митинге же невозможно ничего обсудить, поэтому активистам предложено было собрать инициативную группу и встретиться. Для чего, собственно, и был организован круглый стол.  

 Но вас не было на этом круглом столе… 

Да, меня в этот момент в городе не было. Были руководители «Горводоканала» и «Теплоснабжения», представители концессионера, департамента ЖКХ, общественники. К тому же, с Еленой Пыжовой, представителями инициативной группы и представителями всех политических партий я уже встречался.  

 3000 человек в разрезе Нижневартовска – это много? Или мало? Сколько человек должно собраться, чтобы вы с ними встретились?  

Это грубый подсчет. Жителей не бывает много или мало. Я готов встретиться с теми, у кого есть вопросы, конструктивные предложения или возникли проблемы, решение которых в рамках полномочий муниципальной власти. Для этого есть формат приема по личным вопросам, куда может записаться каждый житель города, работает интернет-приемная. У меня есть опыт проведения встреч и с сотней, и с несколькими сотнями человек. Вопрос в другом: в таком формате невозможно ни о чем договориться. Гораздо продуктивнее встречаться с лидерами общественного мнения, руководителями общественных организаций, политических партий, профсоюзов – с людьми, которым доверяют отстаивать интересы большинства или определенной группы людей. Мы открыты к диалогу, но, повторюсь, –  к конструктивному диалогу. 

 Участники инициативной группы говорят о том, что они против концессии как таковой, а вы делаете вид, что не слышите их протеста. 

Я отвечал на этот вопрос членам инициативной группы. Если вы против концессии, предложите другие варианты, при которых у нас получится реализовать программу модернизации объектов ЖКХ. Сети ветшают, оборудование морально устаревает, выходит из строя. Нижневартовск – это не город на юге или в средней полосе России, где можно в зимнее время обойтись и небольшим обогревателем. Можно пустить ситуацию на самотек и жить дальше, как и живем –  к чему придем в итоге? Закончится все серьезными авариями на сетях тепло- и водоснабжения и выходом из строя всей системы. Муниципальный бюджет не в силах финансировать расходы на комплексную модернизацию ЖКХ. 

 Лидеры одной из политических партий приводят слова губернатора Натальи Комаровой, которая в 2017 году сказала, что концессия нижневартовскому ЖКХ не нужна, поскольку предприятия прибыльные. Как так получилось, что минул год, и предприятия ушли в пике? 

«Теплоснабжение» – прибыльное предприятие. Скорее, так: «Теплоснабжение» –  безубыточное предприятие. Получаемых доходов ему хватает, чтобы покрыть расходы. Но той небольшой прибыли, которая остается, никогда не хватит для модернизации сетей и оборудования. Горводоканал – убыточное предприятие. Сегодня, в прошлом году и ранее. Проблема в заниженном тарифе на воду. Региональная служба по тарифам не утверждает повышение тарифа до реального, поскольку это повышение будет выше максимально установленного. Из этого и складывается многомиллионный убыток горводоканала.  

При этом вы неоднократно говорили о том, что в Нижневартовске в 2019 году доходы бюджета достигли исторического максимума – 20 миллиардов рублей.  

Давайте разберемся,что это за 20 миллиардов. Собственных доходов города из них менее половины –  всего 8 миллиардов. Остальное – субсидии, субвенции, дотации. Это целевые деньги. Городская казна – это же не хранилище денег, которые лежат в сундуках «до лучших времен». Ремонт дорог, благоустройство города, содержание детских садов, школ, спортивных и культурных объектов… Все это требует серьезных финансовых вложений. Мы не можем, к примеру, закрыть с десяток школ, чтобы направить эти деньги в ЖКХ. Сегодня выход из сложной ситуации – это концессия. Многие путают ее с приватизацией. Это в корне неправильно. Мы не продаем, не отдаем, не дарим муниципальное имущество. Мы передаем его в управление. И сохраняем полный контроль. 

 Кстати о контроле. Каков механизм контроля над возможным концессионером?  

Вот этот вопрос я бы очень хотел услышать от ярых противников концессии. Именно его, а не реплики «мы против, потому что против». Концессия – это абсолютно прозрачный механизм. В случае заключения концессионного соглашения, в нем будет четко прописано все: от прав и обязанностей до системы мониторинга и контроля. Я бы хотел, чтобы общественники принимали активное участие в формировании этой части договора. 

 Все-таки, давайте подведем черту. В настоящий момент ситуация с ЖКХ в норме, город обогрет, вода в кранах течет исправно. К чему сейчас передавать объекты в концессию? Может стоит подождать и найдется иное решение вопроса?  

Можно сегодня не решать эту проблему, но завтра эта проблема будет управлять нами. Задача муниципальной власти – заботиться о том, как будет жить город не завтра и через месяц, а через 5, 10 и даже 30-50 лет. Это долгосрочные планы, проекты, которые позволят Нижневартовску развиваться, расти, создавать условия для комфортной жизни, работы, предпринимательства… И вопрос модернизации объектов ЖКХ стоит остро именно сегодня. Модернизация необходима. Вопрос в другом: каким образом. Пока что самый понятный, прозрачный способ – это долгосрочная аренда, то есть концессия. Повторюсь, оставив это «на потом», есть риск заморозить город, оставить жителей без воды и канализации. Износ сетей тепло- и водоснабжения сегодня превышает 60%, одна из котельных – ровесница Города. Ей 47 лет! Вдумайтесь! Без малого полвека. Это не просто устаревшее оборудование, это риск остановки работы, это потеря тепла, это высокое энергопотребление (и как следствие, высокие тарифы). Да, оборудование и сети постепенно меняют. Каждый год мы видим частичные замены теплотрасс, на самих котельных меняется оборудование, но это капля в море. При нынешнем объеме финансирования и доходах «Теплоснабжения» и «Горводоканала», достичь целей, которые мы ставим перед концессионером, нереально. Сейчас все представленные расчеты изучают эксперты РСТ, они и примут окончательное решение. Так что вопрос концессии остается открытым.  

 Видимо, рано ставить точку в деле о концессии. Мы поставим многоточие и будем держать руку на пульсе. 

 P.S. Маленький лайфхак для тех, кто хочет пообщаться с мэром: приемы по личным вопросам проходят каждый четверг, интернет-приемная работает круглосуточно.  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Имя