День, когда Обь погаснет

С момента аварии на трубопроводе прошло одиннадцать дней. Площадь горения на реке значительно сократилась, но огонь на месте все еще есть. Мы узнали, почему река до сих пор продолжает «жечь», и виден ли конец этой истории.

В АО «СибурТюменьГаз» говорят, что площадь горения составляет около 40 квадратных метров, а специалисты полностью контролируют процесс в координации с надзорными ведомствами:

«Выжиг продукта, в том числе и в проектных амбарах, является одним из самых безопасных способов его утилизации».

В Ростехнадзоре нам сообщили, что сейчас подводный переход трубопровода освободили от остаточного продукта очистным устройством.

«Планируется проведение опрессовки и водолазного обследования подводных переходов основной и резервной ниток через Обь, а также проведение внутритрубной инспекции ультразвуковым дефектоскопом в водной среде», — прокомментировал представитель Ростехнадзора Андрей Виль.

Сейчас горение продолжается из-за неровностей ледяного покрытия. Газ, скопившийся в полостях (и частично в грунте) постепенно выгорает. При этом в ведомстве подчеркивают, что как такового пожара на месте нет — речь лишь об остаточном горении. А вот точно спрогнозировать, когда оно прекратиться, эксперты не могут.

«Под наблюдением находятся 3 очага (примерно по 15м2). Их площадь постоянно уменьшается», — уточнил Андрей Виль.

Тем временем, в соцсетях говорят о другом происшествии на Хохряковском месторождении компании «Варьеганнефтегаз» в Нижневартовском районе. Авторы публикаций утверждают, что там произошел порыв, из-за которого разлилось около 250 кубов нефти. При чем, говорится, что случилось это в тот же день, когда загорелась Обь.

В самой компании получить информацию по этому поводу нам не удалось, но в окружном Природнадзоре ситуацию все же прокомментировали.

«Наши выехали. Три приямка. Два пустых, в одном — да, немножко есть нефти, но всего 6 метров квадратных. Вокруг ничего нет», — сообщил руководитель Природнадзора Югры Сергей Пикунов.

По словам специалиста, на трубопроводе был свищ, который уже устранили, а нефть просто собрали в приямке, чтобы откачать.